Костяной дракон

Костяной дракон – оживленный скелет мертвого ящера, обладающий лишь крохотной искрой разума. Лишенный души, он бесцельно блуждает по Асхану, ведомый примитивным инстинктом самосохранения. Если его действиями не управляет маг, искушенный в магии смерти, костяной дракон не знает, куда ему направиться.

Комментарии Каспара

"Я видел, как костяные драконы с недостающими конечностями поглощают другие тела в надежде отыскать для себя подходящие кости. Обычно чудовище находит все необходимое прямо на месте пробуждения: на поле боя, где дракон когда-то встретил свою смерть..."


Нежить

Живым мертвецам неведом страх, они невосприимчивы к заклинаниям, воздействующим на сознание, и к ядам. Их боевой дух невозможно сломить. Против них эффективнее работают атакующие заклинания магии света, а заклинания поддержки не оказывают на них никакого эффекта. Исцеляющая магия наносит нежити урон.

Бичевание души

Те, кого настигло дыхание костяного дракона, отдают ему свою жизненную силу. Чем ближе оказалась жертва, тем быстрее жизнь покидает ее.

Призрачный дракон

Чувствуя приближение смерти, драконы обычно взмывают к луне, чтобы забыться вечным сном в обители Асхи. Но иногда душе дракона не удается покинуть материальный мир. Когда подобных призрачных драконов замечают в Асхане, некроманты проводят сложные ритуалы, чтобы отыскать и подчинить своей воле это древнее существо.

Комментарии Каспара

"Повелитель Белкет, ангел смерти, был первым, кто сумел подчинить призрачного дракона с помощью Круга подчинения".


Нежить

Живым мертвецам неведом страх, они невосприимчивы к заклинаниям, воздействующим на сознание, и к ядам. Их боевой дух невозможно сломить. Против них эффективнее работают атакующие заклинания магии света, а заклинания поддержки не оказывают на них никакого эффекта. Исцеляющая магия наносит нежити урон.

Бичевание души

Те, кого настигло дыхание костяного дракона, отдают ему свою жизненную силу. Чем ближе оказалась жертва, тем быстрее жизнь покидает ее.

Похищение души

Касание призрачного дракона не менее опасно, чем его дыхание. Украденная при этом жизненная сила превращается в чистую ману для того, кто повелевает драконом.